В ожидании года экологии, «зеленое будущее» так ли оно прекрасно?

Главная / Статьи / В ожидании года экологии, «зеленое будущее» так ли оно прекрасно?

«Велика Россия, а ступить некуда»

 Анатолий Рас

Разрыв между человеком и окружающей его естественной средой можно проследить практически на каждом этапе исторического развития. Но мы все хотим жить в экологически чистой среде, чтобы природа вокруг нас не была загрязнена. Как же мы к этому стремимся? Указом президента 2017 год в России объявлен Годом экологии. В 2017 году Год экологии будет иметь одну важную цель — привлечение общественности к проблемам насущным, связанных с нашей природой, ее загрязнением и последствиями этих загрязнений. Правительство РФ обеспокоено тем, что вот уже который год экологическая ситуация в стране становится все хуже. Ведущие специалисты в области экологии уже бьют тревогу, предупреждая нас о нависшей угрозе. Руководство страны, в том числе и Владимир Путин, уверено, что удачная реализация планов касаемо Года экологии поможет в корне изменить ситуацию не только в России, но и мире. Из документа, подписанного президентом, можно понять, что это мероприятие внедряется для привлечения внимания общества к проблемам экологии Российской Федерации, а также для сохранения биологического разнообразия. По словам главы администрации президента РФ Сергея Иванова это станет «реальным шагом к формированию новой экологической культуры». Создан оргкомитет по подготовке к проведению Года экологии, с 1 января 2017 года вводятся жесткие нормы утилизации, вторичной переработки и обезвреживания твердых бытовых отходов. «Сейчас тонны мусора вываливаются, где попало, пора приступить к строительству современных мусороперерабатывающих заводов», говорит Сергей Иванов. Интернет и СМИ запестрели публикациями на темы строительства новых полигонов, ликвидации несанкционированных свалок, повышения культуры населения в области обращения с отходами и т.д. А между тем все это мы уже проходили…

Проблемы экологии глобальны и  проблема свалок в России существует десятилетиями, поэтому цели правительства вроде бы понятны, но «Кто забывает уроки истории, обречён на их повторение». Напомним, что в соответствие с Указом Президента РФ от 10.08.2012 N 1157 "О ПРОВЕДЕНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОДА ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ" 2013 год был объявлен Годом охраны окружающей среды. Что же сделано за 4 года? Согласно данным государственного доклада «Об экологической ситуации в Свердловской области в 2014 году», из 429 объектов размещения твердых коммунальных отходов по 284 объектам не определены хозяйствующие субъекты, 229 объектов не имеет гидрогеологического заключения. Это значит, что 284 свалки просто ничьи и 229 полигонов просто отравляют грунтовые воды. В течении 2014 года из 284 объектов размещения ТКО ликвидировано всего 23. С такими показательными итогами и завершился Год охраны окружающей среды. Показательно, что в России уже стало традицией решать проблемы общества годовыми кампаниями. Иллюзия, возможно, заключается в переоценке собственных сил. Посвятили один год экологии, дальше можно переключиться и на  другие проблемы. Однако проблема охраны природы и здоровья человека является  глобальной, годичной кампанией ее решить невозможно необходимо последовательное решение задач с привлечением финансирования на природоохранные мероприятия. Помимо уже объявленного года экологии с 1 января 2017 года на законодательном уровне изменена система обращения с отходами.

До 2017 года в Свердловской области должна быть утверждена территориальная схема обращения с отходами и выбран региональный оператор. На сегодня работы по разработке территориальной схемы Министерством энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Свердловской области организованы с начала 2015 года, была определена предварительная стоимость работ по её разработке – 15 млн. рублей. Пока средства на разработку территориальной схемы в бюджете Свердловской области не предусмотрены. Между тем создание территориальной схемы с выделением «мусорных» потоков, обозначением источников их образования и определением мест для захоронения, а так же постепенное выведение полигонов, не удовлетворяющих экологическим требованиям – является первоочередной задачей для реализации положений Федерального закона 458-ФЗ.

Без территориальной схемы проблемы действующих полигонов, роста несанкционированных свалок, низкого процента обезвреживаемых ТБО и переработки вторичных ресурсов не решаются. Является ли 15 миллионов рублей неподъемной суммой для отнюдь не бедной Свердловской области или это искусственное затягивание процесса становления новой системы обращения с отходами? В защиту наших чиновников необходимо признать, что далеко не все регионы утвердили территориальные схемы и определились с региональным оператором. Помимо мук выбора кому достанутся деньги, отчисляемые населением за вывоз и захоронение твердых коммунальных отходов, перед чиновниками существуют на наш взгляд просто неразрешимые задачи. Ужесточился порядок работы с отходами производства и потребления. Обязательным условием осуществления деятельности по обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I — IV классов опасности на конкретном объекте размещения ТКО является не только наличие лицензии на соответствующий вид деятельности, но и включение данного полигона в Государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО).

В настоящее время из 429 объектов размещения ТКО, расположенных на территории Свердловской области, в ГРОРО включены 37. Полигоны «Широкореченский» и «Северный» Приказом Росприроднадзора от 29.10.2015 № 863 исключены из ГРОРО. Стремление муниципалитетов расположить свалку вблизи города, чтобы снизить тариф на перевозку отходов, обернулось катастрофическими последствиями. В связи с запретом деятельности по захоронению отходов на полигонах, расположенных на землях населенных пунктов, а их в России большинство, при выполнении буквы закона Екатеринбург и Свердловскую область в целом ждет мусорный коллапс. Спасением кажется строительство новых межмуниципальных полигонов, оснащенных сортировочными заводами, по согласованной проектной документации и с выполнением экологических требований. Но если мы рассмотрим такую региональной программу в сфере обращения с отходами на логистической, экономической и экологической основе, то неизбежно появится круг вопросов.

Первый вопрос это расположение данных полигонов. Невозможно построить современный полигон около каждого города в Свердловской области, если исключить такие города как Екатеринбург, Нижний Тагил и каменск-Уральский, где строительство полигонов обосновано большим потоком отходов, то что же ожидает города с населением 25 тысяч или 15 тысяч человек. Построить полигон один на всех нереально, разбить их на какие либо новомодные кластеры возможно, но не решит транспортную задачу доставки отходов на новый полигон, т.к. практически все небольшие города находятся на большом удаление друг от друга и выбрать их логистический центр невозможно, так как просто не существует нужных автомобильных дорог. Поэтому транспортировка отходов на межмуниципальные полигоны за 50-70 км на наш взгляд не выдерживает никакой критики. Применяя идеологию перегрузочных площадок вокруг таких городов, где осуществляется сортировка и прессование отходов, может решить данную проблему, если законодательно разрешить захоронение отходов 5 класса, на полигонах не включенных в ГРОРО.

Сегодня на деятельность по обращению с отходами 5 класса опасности включая их захоронение, лицензия не требуется, но необходимо включение в ГРОРО, что без лицензии невозможно. Таким образом, захоронение отходов даже 5 класс опасности на перегрузочных площадках невозможно, а до ближайшего межмуниципального полигона могут быть десятки километров. Заявление некоторых кабинетных экспертов о покрытии таких расходов за счет доходов, получаемых от сортировки отходов, мягко говоря, не соответствуют действительности. Рентабельность такой перегрузочной площадки может быть только в случае увеличения тарифа на прием отходов в несколько раз. Если и далее развивать экономический вопрос о строительстве новых полигонов в Свердловской области, то отсутствие возмущения населения может быть обусловлено только отсутствием достоверной информации по этому вопросу. Прежде всего необходимо определиться: кто платит за создание полигонов и перегрузочных площадок? Строительство современного полигона обходится в сотни миллионов рублей, а иногда превышает и миллиард. Свердловская область не может найти 15 миллионов на территориальную схему, где же взять миллиарды?

Выход один – привлекать инвестиции. Следовательно строительство, реконструкция и модернизация объектов, используемых для обращения с твердыми коммунальными отходами, операторами будут осуществляться в соответствии с инвестиционными программами. Инвестиционная программа разрабатывается на основании территориальной схемы в области обращения с отходами. Но, как известно, инвестиции можно привлечь в одном случае, если окупаемость проекта наступает хотя бы через 5-7 лет. Извлечение же прибыли в сфере деятельности обращения с отходами возможно лишь через плату, взымаемую с населения и коммерческих организаций. Пока тариф на захоронение отходов жестко регулируется РЭК и не может превышать установленной нормы. Услуга по вывозу твердых бытовых отходов входит в состав прочих жилищных услуг и оплачивается в многоквартирных домах исходя из площади квартиры.

С начала же 2017 года согласно Приказ Минстроя России от 06.06.2016 N 402/пр «Об утверждении Методических рекомендаций по вопросам, связанным с определением нормативов накопления твердых коммунальных отходов» цена услуги будет зависеть от норматива, помноженного на количество проживающих или квадратные метры жилья. В первую очередь будет необходимо утвердить нормативы накопления отходов. Для этого необходимо провести замеры во все четыре сезона года: зимой, весной, летом и осенью. Не секрет, что во многих муниципальных образованиях сейчас действуют нелегальные нормы накопления, призванные хоть как то упорядочить расчеты управляющих компаний с полигонами, но их размер всегда определялся не исходя из количества образующихся отходов за год, а платежеспособностью населения. Поэтому замеры согласно новой методики неизбежно приведут к увеличению тарифа с человека или квадратного метра жилья. Но населению стоит бояться не новых норм накопления, а внедрения так называемой инвестиционной добавки. В соответствии со вступившими в силу в мае нынешнего года постановлениями правительства России № 424 и 484 на тарифную политику повлияет также инвестиционная составляющая. Инвестиции, привлеченные в соответствии с территориальной схемой обращения с отходами на строительство новых полигонов и перегрузочных площадок будут окупаться с помощью применения инвестнадбавки. Размер инвестиционной надбавки определяется по разным критериям в основе которых заложена компенсация затрат инвестора. Так же инвестиционные надбавки к утверждаемым тарифам не относятся и соответственно не подвергаются регулированию.

Таким образом для нечестных инвесторов открывается быстрый путь обогащения через завышение смет на строительство и тем самым увеличение понесенных затрат. В любом случае строительство новых полигонов без учета экономической и логистической составляющей неизбежно приведет к росту тарифов для населения в разы. Инвестиционные составляющие можно, если рассматривать процессы сортировки, переработки и захоронения в комплексе. То есть инвестировать не только в строительство полигона, но и в сортировочные площадки с созданием единого сырьевого банка и в новые технологии переработки отходов с выпуском продукции, прибыль от такого комплекса в целом может существенно повлиять на снижение тарифов для населения. Но пока под эгидой Года экологии подсчитываются лишь будущие прибыли и «осваивается» бюджет выделяемый государством. Соответственно далее строительства новых полигонов и мусоросжигательных заводов как самых затратных проектов и требующих «правильного» подхода к расходу средств речь не идет, поэтому каждый сегодня должен спросить, а нужны ли нам такие полигоны, и «покарману» ли будет жить в новом чистом, «зеленом мире».

 

Степанов В.А.

Директор ИПОО, к.т.н.